Новини 0

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ТЕРРОРИЗМУ

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ТЕРРОРИЗМУИнтервью заместителя председателя Антикоррупционного правозащитного Совета, для газеты «Лица»

«Спокойствие в городе – дело каждого»

География борьбы с сепаратизмом не ограничивается так называемой зоной АТО. В городе и области предостаточно людей, поддерживающих взгляды воюющих против Украины террористов. А если учесть, что уже почти год как Днепропетровщину наводняют переселенцы из Донецкой и Луганской областей и далеко не все из них поддерживают территориальную целостность страны – проблема борьбы с сепаратизмом становится все острее.

Сил одних лишь правоохранительных органов здесь явно недостаточно. У них много работы и помимо этого, плюс качество кадрового состава нашей милиции и прокуратуры оставляет желать лучшего – реформы только-только намечаются. А противостоять силе, разваливающей страну, необходимо, что называется, «еще вчера». В Днепропетровске в эту работу включились общественники. Первой организацией, объявившей об открытии «антитеррористического фронта», стал Совет по Вопросам противодействия коррупции и защите конституционных прав граждан (далее – Совет). В организации состоят много людей с богатым опытом работы в различных правоохранительных структурах. Ветераны милиции, прокуратуры и СБУ в свое время собрались в общественную организацию, чтобы противостоять коррупции, но сейчас открывают новое направление своей деятельности – борьбу с сепаратизмом и терроризмом. Об этом мы говорим с членом правления Совета, подполковником милиции в отставке, экс-начальником отдела Управления внутренней безопасности УБОП области Ярославом Мельником.

Ярослав Ростиславович, чем сейчас занимается ваша общественная организация в плане борьбы с сепаратизмом и терроризмом?

Мы только начали и находимся в режиме организации работы. В первую очередь — взаимодействие с органами власти. Без этого мы будем просто неэффективны. Сейчас разрабатывается схема работы, решается вопрос о выделении соответствующих помещений для организации дежурств, работы «горячей линии» и т.д. И, естественно, уже сейчас активно собираем информацию от людей – принимаем звонки, реагируем.

А почему этим не занимается, например, милиция?

Милиция занимается. Но доверия у людей к нашей милиции, к сожалению, не самое высокое. Особенно после событий на Донбассе.

А какая конкретно информация от днепропетровцев вас интересует?

Все, что может быть прямо или косвенно связано с опасностью терроризма. И такая информация уже поступает. Например, соседнюю квартиру поселился подозрительный «одинокий беженец» — мужчина с явно военной выправкой. К нему ходят в гости другие неопознанные ранее мужчины, и явно не для разговоров о современной поэзии под бутылку красного вина. Они постоянно заносят-выносят какие-то сумки – это вызывает совершенно справедливые подозрения в условиях террористической угрозы. К звонку в милицию сосед такого переселенца может очень скептически отнестись.

А вот если, допустим, тот же сосед – не переселенец никакой, а просто поддерживает взгляды сепаратистов, сочувствует им, так сказать. Такой человек тоже представляет для вас интерес?

Конечно. Сейчас немножко необычное время. Допустим, как вы говорите, человек открыто разделяет сепаратистские убеждения и вроде как ничего такого не делает. Но в дальнейшем его могут использовать для чего-то серьезного – явно или неявно. Допустим, кто-то «оттуда» (из зоны АТО – ред.) попросится пожить. Потом, например, эта квартира понемногу становится некой перевалочной базой, оружейным складом или диспетчерским пунктом для террористов. Да всё, что угодно. Гости такого «сочувствующего» могут, допустим, пожить у него, сделать свое черное дело (заложить где-нибудь взрывчатку, выкрасть или убить кого-то) и уехать. А хозяин квартиры может вообще не знать об их деятельности. Короче говоря, потенциальные помощники сепаратистов нас тоже интересуют.

И что с ними будете делать? Вот человек просто не любит нынешнюю власть, сочувствует боевикам – статьи законодательства вроде бы не нарушает…

Не нарушает, но, возможно, уже готов нарушить. И этот человек должен быть, как минимум, знать – он «засвечен», он на контроле, о нем известно. И вот теперь он уже трижды подумает – стоит ли нарушать закон, если такая возможность представится. Я не буду раскрывать комплекс мероприятий, которые мы проводим. Поверьте, все они профессиональны и выверены. У нас работают люди, знающие свое дело. Я сам в недалеком прошлом – старший опер по особо важным делам отдела по борьбе с бандитизмом и терроризмом областного УБОПа. Мы умеем фильтровать информацию, отделять реальные угрозы от мнимых. Никто не собирается устраивать «охоту на ведьм» и реагировать на все подряд. Но раскачать ситуацию в области мы не дадим. Хотя будут пытаться.

Будут?
Конечно. В городе и области есть не только «сочувствующие» сепаратистам. Есть немало так называемых «законсервированных агентов» — людей, которые ждут отмашки, ждут своего часа. И когда такую отмашку дадут, вы все удивитесь – мол, откуда их взялось-то столько? Российская и пророссийская агентурная сеть в Украине весьма развита, это не секрет.
И когда наступит то самое время «Ч»?
Мы как раз и работаем для того, чтобы оно не наступило. А придет оно тогда, когда общие настроения в городе и области будут благоприятны.  Поверьте, нас (днепропетровцев – ред.) постоянно прощупывают, постоянно изучают. Вот что-то произошло — например, теракт или антиправительственный мини–митинг и т.д. И «там» смотрят и думают: «А как реагирует общественность? А как власть среагировала? А какие вообще настроения в городе? А может, пора приводить в движение законсервированные механизмы?»

Я хочу, чтобы ваши читатели, кстати, об этом знали.  Относительное спокойствие и стабильность – результат большого труда. И не только властей и правоохранителей. Это дело каждого на самом деле. В общем случае — если настроения в городе не поощряют агрессора, он не будет этот город штурмовать. Ибо в таком случае город можно взять, но невозможно своими силами удержать. Поэтому кого назначают удерживать оккупированный город?

Местных?
Правильно. Как во время Второй мировой – была практика полицаев. Вот «сочувствующие», как вы выражаетесь – это не только потенциальные коллаборационисты, но и потенциальны «полицаи».
В каком режиме вы работаете – оперативного реагирования или плановых мероприятий?
В основном в режиме реагирования. Сейчас, как я уже говорил, разрабатываем оптимальную схему работы. Очень возможно, что отдельным элементом будет добровольное патрулирование – что-то наподобие «народных дружин» в советские времена.
Сотрудничество с органами самоуправления подразумевает только оказание содействия или финансирование тоже?
Нет, никаких денег мы у властей не берем и, собственно, не просим. Безусловно, мы рады любой помощи и содействию, но наша деятельность не преследует своей целью осваивать какие-то бюджетные средства. Мы общественники, добровольцы.